«Україна виявилася не готовою до війни через бюрократію та російські шпигуни»

«Україна виявилася не готовою до війни через бюрократію та російські шпигуни»

- Давайте начнем с рассказа о том, каково было состояние украинской экономики по итогам 2021 года, то есть всего за два месяца до начала полномасштабной войны с Россией. Какими были ее проблемы и перспективы?

- На кризисе в 2021 году украинская экономика рассказала о кризисе 2020 года, спричиненном локдауном и глобальном кризисе. В 2021 г. ВВП вырос в Украине 3,4%, в 2020 г. - 3,8%. Цьому трапляю взросление на сырые продукты, взросление и взросление (у важности числа держав – «Великое строительство») и инвестиции. Нож активно развивает ИТ-сектор и на высоком уровне булотрансферо в Украине от трудових перспектив. Основні надії можна було бъ покласти на прийняту Національну экономічну группу до 2030 року, въ якій особлива увага приділяляся экономічній свободы, зростаннюъ участников учасниківъ экономіки, зростанню людського зростання, а также активізації зростання.

Проблемы экономики находятся на высоком уровне складирования (акцент на сыровинном экспорте или низком уровне переработки в агросекторе, металлургии и навіть в ІТ-секторе на дому аутсорсинг); низкий уровень инвестиций (как внутренних капитальных, так и привилегированных иноземных); незавершенность судовой реформы; коррупция (її масштабы управления серъозності бюджета); дорожнеча энергоносіїв, що импортуться. В этом случае недооценка экономики, высокая экономическая рентабельность полезной экономической выгоды.

примітно специфически радикальну недофинансированість української экономики. Этот року бизнес потребляет 8 млрд крупных финансовых ресурсов, немає в банковских операциях, открытие финансового рынка и полное страхование рисков для межнародных фінансових потоков коло вливу для финансирования финансирования.

- Согласны ли Вы с утверждением о том, что нынешнее руководство Украины недостаточно много тратило на армию и ВПК, расходуя средства на ремонт дорог?

- Руководство страны не уделяло должного внимания рискам, которые в 2019 году наши эксперты отмечали еще в 2019 году – риски глобального и резкого экономического роста, низкий уровень роста, высокие риски, интенсификация военных действий и демографические вызовы. В то же время в самой идее строительства дорог и объектов не было проблем. Даже с учетом улучшения в этой сфере, ее уровень был значительно ниже, чем в противоположных случаях (ориентировочно 10-15% по сравнению с 30% повторения «откатов» ранее).

О проблемах с планированием закупок в Министерстве обороны, недостаточным финансированием принятых государственных программ по вооружению и ускоренным принятием решений по реструктуризации головного государственного холдинга по производству («Укроборонпром», в котором уже работала бюджетная команда, но без достаточного финансирования и политической воли для реорганизации) думали на высшем уровне. Однако глубинная бюрократия и российские шпионы сделали все, чтобы Украина оказалась не готова к широкомасштабной агрессии.

- Любая война, помимо всех политико-пропагандистских целей, преследует и очевидную экономическую цель. Какую экономическую цель преследовала Россия, начав полномасштабную войну против Украины, каких событий и объектов экономики можно было бы оправдать ее затраты на войну?

- Я не могу согласиться с мыслью, что война выгодна России с экономической точки зрения. И также не вижу этих экономических целей – иначе министры экономического блока и глава Центробанка России по мере того, как были запланированы в процессе запланированной коммерческой кампании. Оккупированный Крым и тем более «ДНР/ЛНР» не стали для очагов роста экономики. Объём роста вырос, но экономика росла на энергоносителях, как и в противоположных годах.

Скорее наоборот, избранные инструменты – такие как газовый шантаж – власть РФ использовала для достижения своих частных представителей (и чувств) амбиций – а именно возвращение монархии, продвижение «русского мира» и демонстрация внутренних возможностей слабости прозападного выбора Украины. Экономически оправдать войну в Украине теоретически образовано бы установленное управление над месторождениями лития, титана, Черноморским нефтеносным шельфом, логистикой в ​​Европе, сельхозземлями. Но если говорить о химической и металлургической промышленности, добыче угля и других отраслях промышленности – они не модернизированы и полностью эффективны. Они были бы «лакомым куском» для российских олигархов и госкомпаний только в стандарте минимизации конкуренции и «выжимания ресурсов». Собственно, как это уже произошло с нефтепереработкой в ​​Украине,

 - Российская армия ровняет с землей украинских городов. Значит ли это, что Москва не собирается их восстанавливать в случае оккупации, или же она понимает, что удержать их не получится?

- Террористические ракетные удары - это агония, преследующая их уже не подлежащую захвату территорию. Однако если говорить об обстрелах Харькова или о том, что российские войска сделали с Мариуполем – все это связано с тем, что главе России нужна не Украина, а чтобы ее не было. 

- Сколько времени, с чисто экономической точки зрения, может еще вовать Россия? Готовы ли союзники Украины получать достаточную финансовую помощь до конца войны с РФ и достаточно ли в Украине финансовых возможностей для увеличения поставок военнослужащим и вести ведение войны?

 - Ключевые союзники Украины – страны G7, большинство стран ЕС, некоторые другие страны в мире - готовы соблюдать Украину столько, сколько будет необходимо для нашей победы. Хотя, безусловно, контур этой самой победы воспринимается по-разному. Некоторые хотели бы, чтобы Украина помирилась с Россией (мы понимаем, что перемирие – это отложенная война). Другие – что вопрос Крыма и даже Донбасса должен быть вынесен в обнаруженную плоскость. Тем не менее, финансовая помощь Украине будет нарастать.

В течение 4 лет МВФ оценивается в 115 млрд долларов США. Украина рассчитывает и увеличивает помощь со стороны ЕС (особенно уже в рамках нового бюджета ЕС на 2027 год). Также использование замороженных активов может возобновиться уже в этом году после рассмотрения решений.

Наше исследование международного опыта за последние 40 лет показало, что Украина вычисляет помощь в объеме 25% от довоенного ВВП (то есть 50 млрд долларов) последовательно в последующие после победы 7-10 лет в виде грантов, привилегированных иностранных инвестиций и кредитов. В период до победы – на полное покрытие дефицита государственного бюджета, бесплатная военная помощь и финансирование программ быстрого восстановления критической статистики (здесь Украина рассчитывает на 15-20 млрд долларов за два года).

- По состоянию на 1 апреля 2023 года резервы резервов Украины достигли рекордного уровня за последние 11 лет – 31,88 миллиарда долларов. Как удалось добиться такого роста в условиях стагнации экономики?

- Экономика не находится в стагнации. Сейчас наблюдается ее восстановление. Результаты прошлого года оказались даже лучше, чем сложилось (-27% ВВП вместо -35%). Бизнес позитивно оценивает собственные перспективы в 2023 году (обороты вырастут на 5% после падения на 33% в прошлом году по данным исследований Advanter Group).

- Что постоянно длится курс гривны и рост золотовалютных резервов НБУ?

- Грамотные действия НБУ - удалось в первые месяцы удержать народ страны от паники, а далее под взять контроль над инфляцией;

- Снижение импорта, в первую очередь энергоносителей, что позитивно произошло по платежному балансу;

- Поступление значительных кредитных и грантовых ресурсов в валюту, что повысило спрос на гривну для производства продукции;

- Продолжение сотрудничества с МВФ и получение новой программы расширенного финансирования с немедленным поступлением в НБУ 2,7 млрд долл.

- Прямые потери Украины за год полномасштабной войны оцениваются более чем в 135 млрд долларов США. Экономический ущерб, а именно нарушение экономических потоков, производство и дополнительные затраты, связанные с войной, составляют 290 млрд долларов США. Как, за счет чего будут компенсированы эти убытки и сколько лет потребуется для восстановления страны, для стабильного роста ее экономики?

- До 24.02.2022 года потери Украины от российской агрессии уже составили более 250 млрд долларов недополученного ВВП за 8 лет войны. Не говоря уже о нескольких сотнях потерь доходов и недополученной прибыли на оккупированных территориях. С высокомасштабной агрессией потребление выросло на 350-400 млрд долл. по оценкам Мирового банка и украинских предприятий.

Стоимость восстановления оценивается в 600–700 млрд долл., однако эта сумма предполагает именно украинский подход к результатам экономики и конфиденциальности – не в формате восстановления устойчивых промышленных и инфраструктурных объектов, а в формате описания. С ревитализацией событий.

С учетом того, что стоимость замороженных активов РФ и российских олигархов доходит до 400 млрд долларов, а объемы избыточной ликвидности в мире (финансовых ресурсов, практически не используются или размещены под близкими к объему процентными ставками), такая сумма для украинской оценки не является чрезмерной высокое для наших партнеров.

Восстановление и модернизация существенно затянется на 8-15 лет, но восстановление экономики и ее переход к быстрому росту на 7-12% в год значительно раньше. Украина будет Next Big Thing – новая большая возможность – для развития мира. И для этого нужна победа, экономическая свобода, побежденная коррупция и экономическая открытость.

https://caliber.az/post/159488/

Made with